Previous Entry Share Next Entry
Остановить кадыровский произвол в Европе!
Ichkeria
lena_maglev
Мы выражаем глубокое возмущение и решительно протестуем против замышляемой Рамзаном Кадыровым, с благословения российского ФСБ и Путина, открытия Культурных центров Чечни в Польше, Франции, Бельгии, Австрии и Германии – там, где наиболее крупная чеченская диаспора. На это уже получено разрешение МИД РФ. Кадырову уже мало власти над Чечней и над всем Северным Кавказом. Он планирует распространить свою власть над Европейским Сообществом.



У нас возникает вопрос к МИДам названных стран: - разве уже забыто, по какой причине в этих странах образовалась крупная чеченская диаспора?! Или уже забыто, что «президентство» Кадырова в Чеченской Республике официально не утверждено ни одной международной инстанцией ввиду того, что процедура получения Кадыровым этого поста, названная в российских официальных документах «выборами», носила слишком уж издевательский характер над чеченским народом?



Напомним, как было. О том, что Чеченская Республика более чем 90%-ным волеизъявлением в 1991 заявила о желании образовать самостоятельное государство и построила все законные основы государственности, в том числе приняла в 1992 году Конституцию, не принимая участия в создании Российской Федерации 1993 года. Эти факты, наверное, уже забыты напрочь. Но даже в рамках Российской Федерации «выборы» в Чеченской Республике были уникальными.



В соответствии с Конституцией РФ, законами о выборах, в ЧР кандидатами в президенты выдвинулись не менее десяти претендентов, и никто из них не возражал против возвращения Чечни в лоно Российского государства (противников этого «статуса», в том числе еще живого законно избранного президента Аслана Масхадова, исключили изначально). Из этих десяти реальными претендентами были не менее трех. В их числе — чеченский бизнесмен Малик Сайдуллаев, пользовавшийся реальным авторитетом у значительного числа избирателей, потому что заботился о своих соплеменниках как мог: экономически и благотворительно.



Всех претендентов кремлевские правители буквально заставили сойти с дистанции. А когда Сайдуллаев не подчинился, «избирком» по приказу Кремля снял его, найдя смехотворную бюрократическую придирку. Более того: Анна Политковская писала, что Кадыров угрожал Сайдуллаеву убийством!



А вот как Политковская характеризует Кадыровых, старшего и младшего (см. книгу «За что?», Москва, 2007):


«Маленький пример – как идет сбор средств в предвыборный фонд Ахмат-Хаджи Кадырова (взорван 9 мая 2004). Каждому министру в чеченском правительстве Рамзан Кадыров называет сумму (в этом уверяет большинство министров), которую данное министерство должно сдать. Речь идет не о тысячах рублей, а о тысячах долларов... Каждую рыночную торговку также обложили данью... женщины бастовали: не выйдем на рынок, пока не снизите сумму до нормальной, - им определили по 500 дол. с каждой... Кадыровцы пригрозили одной-двум зачинщицам вырезать семьи – и деньги были сданы» .(стр.305)



«Настоящая предвыборная агитация кадыровских эмиссаров – запугивание всех и вся под лозунгом: Или с Кадыровым, или смерть!»... (стр. 307)



«Почему это стало традицией – покровительство Путина превращает людей в хамов?.. Теперь «свой» - тот, кто ворует и способен платить дань... Не приведи Господь утаить – у кадыровцев собственная служба рэкет-контроля, отлично налаженная. Не заплатил – или бежать надо, или «окончательное похищение», со смертельным исходом. Стоит рынок, над ним – «пацаны». Обходят точки в назначенное время и получают долю. «Пацаны», понятно, частнопрактикующая банда. А в Чечне она – под прикрытием высшей государственной власти России. И поэтому позволено абсолютно всё. И разбой, и разврат. И экономика, и политика. И назначение кандидатами... Чечня превратилась в большой байский базар. Где бай – единственный олигарх, с золотыми унитазами, жесточайшим репрессивным аппаратом, не способным остановиться ни перед чем». (стр.323).



«Кто бы ни появился на БТРах – кадыровцы в чистом виде, или бойцы батальонов внутренних войск МВД РФ, образованных из числа кадыровцев... – это проявление утвердившегося в Чечне «кадыровского» синдрома. Его отличительные черты – наглость, хамство и жестокость, выдаваемые за храбрость и мужество. В Чечне кадыровцы бьют мужчин и женщин, только так и тогда, когда им кажется, что так надо». (стр.343).



Это – маленькая картинка, позволяющая судить, какой «мир» и какая «стабильность» в Чечне. Нам вспоминается Большой Террор сталинского СССР.



А вот описание «мирной жизни» не участвующих в политике, простых чеченцев. Со слов одной беженки, нашедшей приют в стране СНГ и вынужденной на короткое время приехать в Чечню по очень печальному поводу: преждевременной смерти ее мамы.



- Город вовсю строится, очень красиво. Но наш многоквартирный дом в войну разбомбили, и, значит, я вправе получить квартиру в одном из этих красивых домов. Я спросила, можно ли здесь получить квартиру. «Заплатишь три миллиона рублей – получишь», - был ответ.

Компенсацию некоторое время выплачивали – по 11 тыс. долларов. Но половину надо было отдавать чиновникам. Я, например, не получила ни копейки, ни жилья, ни выплат. Мне негде жить – на родине я была бы бомжом, с детьми. И таких, как я, - огромное множество. Кто был беден, те стали еще беднее, много бездомных. В красивые дома заселяют только «своих», ни одного «случайного» человека нет.



Безработица всюду, работают, по существу, только стройки. И то, чтобы устроиться на стройку, надо иметь связи и деньги. А молодые люди, которым «посчастливилось» устроиться на стройплощадку, в 18 – 20 лет уже похожи на 50-летних, что, скорее всего, свидетельствует об условиях труда. Предприятий нет, ничего не производится, всё под жесточайшим контролем властей, а они не заинтересованы в экономическом развитии Чечни. Они ворочают миллионами, строят город, – а люди буквально голодают. В магазинах нет продуктов, даже сливочного масла. У множества людей не хватает денег даже на сахар к чаю.

Кому удается, уезжают куда могут. Но далеко не всем находится работа в других регионах России. Чеченцам не доверяют, не дают возможности заниматься бизнесом (если вы не состоите в «своих», а просто хотите жить своей частной жизнью). И самый вопиющий пример – отношение к гражданам РФ чеченской национальности: во всей России дают одиноким матерям пособие на детей 8.000 руб. в месяц. В Чечне – 70 рублей (3 доллара)! Это при том, что одиноких матерей в Чечне больше, чем во всех других российских регионах!

Народ запуган, ведь скажешь что не так, - и сгинешь без следа. При любом соприкосновении с властью – хамство, оскорбления, вымогательство. Как будто ты не чеченец, как будто Чечня – не родина, а чужая земля. Я бы не могла там жить – ни работы, ни жилья, ни перспектив. В горах постоянные перестрелки, то и дело кого-то убивают – чеченцы чеченцев! А в сёлах люди просто вымирают, в среднем по 15 – 20 человек за день. От голода, бесперспективности, болезней».



Еще одно свидетельство: выдержки из обширного доклада всемирно известной и авторитетной российской правозащитной организации «Мемориал», распространенного в мае-июне 2009 г. о положении выходцев с Северного Кавказа в РФ (ISBN 978-5-93439-271-1; не опубликован ввиду опасности для авторов и тех, чьи случаи там описаны). При Вашем затребовании можем выслать в полном объеме.



«…уровень опасности стал таким, что мы уже не рискуем издавать и презентовать доклад, в котором бы прямо раскрывались детали судеб конкретных жителей Чечни. В конце 2007 г. такая презентация уже вызвала бурю возмущения в руководстве Чечни.



Кроме того, сами заявители теперь все реже решаются обратиться к нам или в правоохранительные органы, так как все больше пострадавших отказываются давать информацию о совершенном против них насилии, опасаясь преследования со стороны властей.
Если же они приходят и рассказывают о своих бедах, то почти всегда теперь запрещают нам предавать их рассказы гласности. (...)



Приходится констатировать, что в Чечне сформировался тоталитарный режим, основанный на насилии, страхе и доносительстве. Даже устраиваемые Комитетом «Гражданское содействие» семинары для учителей, работающих в маленьких школах горных сел, и молодых правозащитников вызывают подозрительность…»



Таким образом, все независимые источники единогласно свидетельствуют: в Чечне с помощью лубянского карателя Кадырова, путем невообразимой манипуляции избирательными механизмами и, главное, путем жесточайших истязаний всего населения Чечни, установлен тоталитарный режим типа сталинского, имеющий целью истребление уже второго поколения чеченской нации путем физического террора и морального разложения.



Неужели вышеперечисленные страны желают распространения такого режима на собственной территории?! Или у кого-то еще остались иллюзии насчет того, какую «культуру» собираются поддерживать кадыровские «Культурно-информационные центры»?!



И еще возникает вопрос: а разве до сих пор в названных странах не организованы на законных основаниях чеченские общины с надлежащими атрибутами, в том числе и культурно-информационными центрами?! И разве деятельность хотя бы одного из них вызвала претензии властей этих стран?!



Всё вышесказанное приводит нас к выводам: данные «Центры» под эгидой российских диппредставительств будут заниматься в странах ЕС дестабилизацией, вовлечением чеченских беженцев в спецоперации КГБ-ФСБ, шантажом, а может, и убийствами политически активных чеченских беженцев, давлением на власти поименованных стран с целью не допустить увеличения числа беженцев – сторонников независимости ЧРИ, выдавливанием беженцев обратно в Чечню.



Учитывая вышесказанное, мы просим не допустить открытия так называемых Культурных Центров Чечни в странах ЕС.



Надежда Банчик,

- Международная Амнистия, Сан-Хосе, США;



Майрбек Тарамов,

- Чеченский Правозащитный Центр, Швеция;



Виктория Пупко,

- Бостонский Комитет Против Этнических Чисток, США;



Сайд-Эмин Ибрагимов,

- Международная Ассоциация «Мир и права человека», Страсбург, Франция;



Елена Маглеванная – журналистка, правозащитница, Финляндия.


17 сентября 2009 г.

?

Log in

No account? Create an account