Previous Entry Share Next Entry
Политбеженка Светлана Синькова: "Террористами можно назвать спецслужбы России"
Ichkeria
lena_maglev
Оригинал взят у maxim_efimov в Политбеженка Светлана Синькова: "Террористами можно назвать спецслужбы России"
Недавно Светлана Синькова получила политическое убежище в Финляндии, куда она попала через Украину, спешно уехав из России после возбуждения уголовного дело по "оправданию терроризма". ФСБ всерьёз отнеслась к жёсткой публицистике слепой женщины из российской глубинки и решила наказать её за слова.

В Финляндии Светлана Синькова приняла ислам и стала Фатимой. Новоиспечённая русская мусульманка и радикальный публицист Фатима Синькова отказалась давать интервью "Радио Свобода", но согласилась ответить на мои вопросы.



- Светлана, поздравляю вас с получением политического убежища в Финляндии. Как долго вы ждали решения и что сейчас чувствуете? Как вы устроились там? Чем собираетесь заниматься?

-Спасибо за поздравление. Решение о предоставлении убежища я ждала чуть более 3 месяцев. Устроилась нормально, как все беженцы на первом этапе. Новость о получении убежища восприняла положительно.
А заняться есть чем. С первых же дней по приезде сюда, я возобновила свою публицистическую деятельность.
Собственно, для этого я и выехала.

- Почему вы уехали из России и что вам там грозило?

- Слово Россия для меня ассоциируется с понятиями страх, ужас и тьма. Там, в тылу оккупантов, я вела посильную борьбу против нарушения прав человека в местах заключения военнопленных участников северокавказского сопротивления и мирных граждан, которых чекисты захватывают постоянно и объявляют террористами. Я писала об этом в чеченские СМИ. А также об истории и видных деятелях северокавказского освободительного движения, о негативных процессах, происходящих в имперской России.
Делала аналитические материалы на темы российско-украинской войны, где Россия является безусловным подлым и наглым агрессором.

За одну из публикаций, в которой рассказывалось о стойкости одного из командиров сопротивления, находящегося в плену российских оккупантов, российские спецслужбы предъявили мне обвинения в публичном оправдании терроризма.

Карательной мерой по этой т.н. «статье» мог стать срок заключения от 5 до 7 лет или принудительное помещение в психиатрическую больницу.

В какое-то время появилась возможность выезда, чем я и воспользовалась. В Украине мне оказали огромную помощь представители киевского отделения КЗС. Но так как Украина не является страной, безопасной для беженцев, я решила просить защиты в одной из стран ЕС.


- Продолжаете ли вы оправдывать терроризм? Считаете ли вы терроризм единственным способом борьбы с путинским режимом?

- Во-первых, я на самом деле никогда не оправдывала и не оправдываю терроризм. Этот ярлык террористов Россия вешает уже давно на всех, кто стремится уйти от имперского гнета и обрести свободу и независимость.
Террористами можно назвать в первую очередь ельцинско-путинский режим и спецслужбы России, которые совершили массу военных преступлений, разбомбив Грозный и множество сел в Чечне, устраивая зачистки в Новых Алдах и Самашках, где по приказу генерала Романова было сожжено 80 домов вместе с жителями.
От рук российских агрессоров погибло 250 тысяч мирного населения в Чечне, из них 42 тысячи детей.
И это по очень скромным подсчетам. А сколько детей потеряли семьи и стали инвалидами? Сколько детей было убито в утробах матерей, сколько детей не родилось, потому что убили их потенциальных родителей?

Этими вопросами задаются те народы, чья численность несопоставимо меньшая в отношении россиян.
Это также расстрел школы в Беслане, о чем сейчас говорят сами матери. А за эту правду Путин их преследует.
Именно Россия устроила показательное убийство на Дубровке вместо того, чтобы пойти на переговоры с повстанцами, которые требовали вывода оккупационных войск и прекращения массовых убийств мирного населения в Чечне.

Россия обстреливала гуманитарные коридоры, грозненский рынок, о чем снимали фильмы Анна Политковская, о чем писала Наталья Эстемирова. Обе правозащитницы были убиты по приказу режима и лично Путина и Кадырова.

Вот это оправдать нельзя, как и ту пропаганду, в результате которой кавказское освободительное движение было приравнено к террористам.

Все видят сейчас стойкость сирийского города Алеппо, где Россия устроила фактически второй Грозный, нанося удары глубинными бомбами по мирному населению и по подразделениям ССА.
Почему же никто не говорит о православном терроризме? Ведь интервенция происходит с благословения РПЦ.
Мировая общественность видит и знает то, что Россия разбомбила гуманитарную миссию и госпиталь, школу, детсады в сирийском Идлибе.
За все эти преступления, хочется надеяться, Россия понесет наказание, когда состоится международный трибунал над этим мировым агрессором, над этой проклятой империей зла.


- Вы приняли ислам. Поддерживаете создание халифата, Шариат, исламизацию Европы, носите хиджаб. Зачем вам это нужно в свободной и одной из самых счастливых стран мира - в Финляндии?

- Уже в самом этом вопросе кроется много противоречий. То, что я приняла Ислам, а я шла к этому несколько лет и надела хиджаб, вовсе не означает, что я автоматически становлюсь какой-то радикальной террористкой.
Хиджаб, это такой же головной убор, как и платок в православии. Он несет в себе глубокий смысл, подчеркивающий стремление женщины к чистоте, прежде всего моральной и защищает ее, как покров Всевышнего Создателя, подчеркивает скромность и смирение женщины перед Аллахом.
И никакой дискриминации женщин в том, что они закрывают часть тела, запрещенную для, так скажем, открытого доступа, нет.
Война вокруг хиджаба и одежды неверующих, когда допускаются слишком откровенные декольте и более, это надуманный предлог для разделения религий и народов.
То, что мусульмане носят хиджабы, не говорит о том, что все остальные должны делать это по принуждению.
В Исламе прежде всего нет принуждения в религии. Если сам человек пришел к пониманию, то он имеет на это право.

Как раз Финляндия демонстрирует уважение к религии. Здесь не смотрят на то, что ты носишь хиджаб или крест, здесь смотрят на тебя, прежде всего, как на человека.
И как раз свобода выбора людьми религии, политических убеждений в Финляндии поставлена на высоком уровне.
Финны не стыдятся что-то в разумных пределах брать из других культур. Так, например, в финских школах ввели урок, посвященный изучению Ислама.
Но это не говорит о том, что те, кто посещает уроки, обязательно должны стать мусульманами. Это наоборот, улучшает межконфессиональное и межнациональное взаимопонимание.
А в России, напротив, пошли по пути сталкивания на почве религии и национальности, запретив носить платки и хиджабы в школах.
Ничего, кроме протеста и радикализации это не вызовет.
И эти запреты только увеличат стремление каких-то групп подчеркнуть свою идентификацию.
Если Путин утверждает, что под его короной находится 20 миллионов мусульман, то он должен предоставить им право одеваться по их канонам.
У православных это вызывает меньший протест, потому что православие в России искусственно возрождено.
Там очень много фальши и лицемерия. Это совсем отдельная тема, и я знаю вопрос очень хорошо изнутри.
А те страшилки про «радикальных террористов», которыми нас уже закормили, никакого отношения к Исламу не имеют, как и к Законам Шариата.
Но если в мусульманской стране люди живут по законам Шариата, то это также нормально, как в христианских странах применение законов, основанных на Римском праве.
А ИГИЛ, миф об «исламизация Европы», это в первую очередь проект Кремля. ИГ - их детище. Об этом свидетельствуют и сами участники войны в Сирии, которые не встали на сторону этой террористической организации. Один из чеченских командиров, приехавший отговаривать своего товарища от перехода в ИГ, рассказал, что вербовкой командиров занимаются психологи, которые в свое время работали в Чечне и пытались вбивать клинья между командирами чеченского сопротивления.

Если Путин аннексирует Абхазию, Южную Осетию, Приднестровье, Донбасс и Крым, пытаясь подчинить их с помощью марионеток своим интересам, а Крым даже включив в состав России, то почему мусульманские народы на своих землях не имеют права в будущем создать Халифат?

То, что сейчас, повторяю, говорят о т.н. «Халифате», учрежденном ИГ, это специально раздуваемая истерия России и ее партнеров, крупнейших колониальных держав, которые хотят безраздельно властвовать в регионах нефтедобычи. А эти регионы, по преимуществу расположены на Ближнем Востоке. Из-за передела влияния на эти территории, сейчас и страдают миллионы людей.
И почему-то эти войны не называются крестовыми походами, а виноватых ищут среди «мусульманских террористов», отвлекая внимание от террора колониального, который уже даже нельзя идентифицировать, как христианский.

Да, борцы за свободу сражаются, они убивают оккупантов на своей земле, будь то Сирия, где население того же Алеппо отказывается выходить, предпочитая смерть в осаде, чем от рук российско-асадовских палачей, воины-освободители сражаются в Афганистане, на Кавказе, но на своей земле, не желая терпеть оккупацию или быть колониями.
А Россия, она сейчас ведет интервенцию в Сирии, как вела в Афганистане. Изменились только цели на вывесках.
«Эта многоглавая гидра (Россия) сколько угодно может прикидываться «свободной, освобожденной, демократической, либеральной» и какой угодно еще, но в итоге все заканчивается очередной
диктатурой и продолжением имперской колониальной политики» - выдержка из моей недавней публикации на сайте chechenews.com ВСЕ, ЧТО Я ДОЛЖНА СКАЗАТЬ.


- Про режим всё понятно, а за что вы не любите Россию и русских, вы же сами русский человек?

- Вот за все это я ее и не люблю. За то, что подавляющая часть населения – это рабы, нищие и убогие, но рабы, желающие владеть всем миром.
Не тиран их делает такими, а они делают себе тиранов и кумиров из Ивана Грозного, Сталина или Путина.
Говоря обо мне лично, я не желаю называться русской, потому что человек, родившийся в стае разбойников, имеет право это осознать и уйти из дикого племени.
Я также никогда не принадлежала и не принадлежу сейчас к тем, кто именует себя российской оппозицией.
Я просто пишу о том, что наболело, о том, о чем не нужно молчать.
Меньшим протестом против произвола и беззакония для каждого из нас является несогласие. Но если кто-то может сделать больше, то он должен это сделать, не преступая границ дозволенного.
У Аллаха нет национальностей, и в Судный день тебя не спросят, кто ты был по национальности, а спросят о том, что ты сделал хорошего и плохого.
Моя национальность – мусульманка и мне этого более чем достаточно.
И моя информационная война заключается в попытке донести слова правды и приблизить день торжества справедливости и равенства между народами.
Мусульманам предписано в случае необходимости защитить притесняемых, к какой бы религии они ни принадлежали и отогнать притеснителей.
Кто-то это делает с оружием в руках, с автоматами и ПЗРК против бомбардировщиков и авианосных группировок, выходя защищать собственные семьи на своих землях от захватчиков, а кто-то - словом, пытаясь противостоять мощной машине пропаганды.

Максим Ефимов,
гражданский журналист, писатель, блогер, социальный философ, политический беженец


Recent Posts from This Journal


?

Log in

No account? Create an account