lena_maglev (lena_maglev) wrote,
lena_maglev
lena_maglev

Category:

О беженцах, "халяве" и русской пропаганде

Решила написать эту статью под впечатлением одного материала на сайте "Новости Хельсинки" (http://www.novosti-helsinki.com/obshestvo/313-cena-svobody.html).

В нем автор, некто Алексей Табаков, высказывает идею о сокращении срока интеграционной программы для беженцев, потому что за время ее прохождения беженец якобы успевает "капитально обрасти жиром". С ним - что стало для меня самым неприятным сюрпризом - солидарен один из этих самых беженцев, который называет даже срок, до которого ее нужно урезать - один год, причем "с обязательным трудоустройством".

Вот его-то и хочется в первую очередь спросить: а кто, собственно, "жиром заплывает"? Да, пособия в Финляндии неплохие по сравнению с другими странами Европы. Но и цены - опять же в сравнении - немаленькие. Большинству беженцев денег еле хватает от получки до получки. Практически все говорят: "Мы бы с большим удовольствием работали, но язык не дается, не лезет в голову". А как ему лезть, если голова забита мучительными воспоминаниями о пережитом и тревогой за оставшихся в Чечне родных, которые постоянно подвергаются преследованиям и шантажу. До языка ли тут (между прочим, не самого простого)? Беженцев из горячих точек никак нельзя равнять с обычными мигрантами, которые приехали по семейным обстоятельствам или в поисках лучшей жизни. Пережившие войну и пытки, гибель самых близких люди - травмированные на всю жизнь. Кроме того, помимо психической травмы, практически у всех букет разнообразных соматических заболеваний, часто весьма тяжелых. Подчеркиваю, не у отдельных, которых собеседник автора статьи предлагает "подлечить" - а почти у всех. Многие из этих заболеваний исключают возможность заниматься физическим трудом, как на той же стройке.

Всем этим людям нужно в течение многих лет восстанавливать хотя бы относительно нормальное физическое и психическое состояние. А тут им - "год с обязательным трудоустройством"... Нервы у людей и так не в порядке изначально, плюс измотаны несколькими годами ожидания решения - а тут вместо реабилитации еще один сильный стресс.

Я каждый день общаюсь с чеченскими беженцами. Будьте уверены, господин Табаков, никто из них не хочет жить на халяву и большинство ищет возможность устроиться на работу. Вот только без знания языка куда ты пойдешь...

Хорошо, конечно, что в Финляндии "почти все говорят на английском". Только как быть с тем, что у беженцев из Чечни, особенно у молодых, чье детство и юность пришлось на войну, не было совершенно никакой возможности этот самый английский выучить? Предложение учить финский на стройке тоже весьма впечатлило. Вот придет человек на стройку, ни слова не понимая, ему начальник попытается обьяснить хотя бы задание, что он должен делать - а он что, если в финском ни в зуб ногой? Как он будет работать? И что, неужели, кроме кирпичей и цемента человеку ничего в жизни знать не нужно? А как быть опять же с теми, кто на стройке не работает и не может?

Беженцы, в конце концов, бывают не только чеченские. Есть достаточное число беженцев из стран Африки и Азии, не имеющих часто даже среднего образования, тем более профессионального. За год сокращенной адаптационной программы никакую профессию они освоить не смогут, даже язык не выучат. Где государство найдет столько рабочих мест для обязательного трудоустройства такого количества неквалифицированной рабочей силы? Почти наверняка, лишенные средств к существованию, они пополнят лишь теневой сектор экономики, с которым правительство и так изо всех сил старается бороться. Оно нам, то есть финскому государству, надо?

Понятно, почему русский журналист Алексей Табаков поднял эту тему. Это один из излюбленных хитов кремлевской (и кадыровской) пропаганды - мол, в беженцы идут те, кто не хочет работать, а хочет жить на халяву. Очень удобный штамп, позволяющий маскировать подлинные существующие в Чечне проблемы, от которых люди вынуждены с родины. Непонятно, почему в этом так или иначе участвует один из тех, кто реально пострадал от этих проблем и в свое время тоже, как и все беженцы, получал помощь в рамках той самой интеграционной программы, которую ныне, кое-как освоившись и выучив (опять же на интеграционных курсах) язык, хает.

По поводу "фальшивых беженцев" (опять же цитата из статьи). За четыре года проживания в среде беженцев не встретила ни одного, кто бы уехал просто "от нечего делать". У всех - проблемы, более или менее серьезные. Поверьте, для любого чеченца (и ингуша тоже) расставание с родиной, с родными и близкими - это трагедия, и без достаточных оснований на это никто не пойдет. Поэтому, "будь моя воля" (выражаясь словами собеседника журналиста), я бы давала убежище всем чеченцам без исключения. А если кто-то из русских прикидывается чеченцем (хотя я и таких не встречала), то их не так уж сложно распознать.

На той же веб-странице, где опубликована эта статья, есть еще "Новости по теме". Открываю первую ссылку под названием "Убежище по закону". Эта статья - точнее, интервью с директором отдела, занимающегося беженцами в Миграционной службе - написана однофамилицей (или родственницей) предыдущего журналиста, Табаковой Ириной. Там еще один перл. Якобы "по достижении мусульманской девочкой определенного возраста ее часто отправляют из Финляндии на бывшую родину", где "она проводит несколько лет и возвращается «истинной мусульманкой», которая никогда не интегрируется в финское общество". Хочется спросить журналистку - сколько таких конкретных примеров она знает, тем более что сама признается внизу в комментарии, что с живым чеченцем встречалась всего раз - с тем самым адептом сокращения интеграционной программы? Я вот общаюсь с чеченцами постоянно, и ни о чем подобном никогда не слышала...

Истинной мусульманкой или мусульманином можно быть везде. Это не зависит от места, а зависит от крепости веры (имана). Для того, чтобы соблюдать свою религию, не нужно никуда ехать. И почему, как думает журналистка, это должно препятствовать интеграции в финское общество?

Нет, от русских я ничего другого и не ждала. Для подавляющего большинства из них плох чеченец в Чечне, чеченец в России, чеченец в Европе, чеченец работающий ("занимает рабочие места"), чеченец, получающий пособие ("живет на наши налоги"...). Хорош, очевидно, только мертвый чеченец. Так что ничего неожиданного нет. Вызывает удивление лишь то, что кое-кто из чеченцев добровольно позволяет использовать себя в качестве иллюстрации к очередной пропагандистской брехне.

Tags: Финляндия, беженцы, чеченцы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments